Второй фронт для России: объединение Молдовы с Румынией и атака на ПМР –

Молдова как независимое государство может исчезнуть из-за русофобской политики Запада, заявил бывший президент республики Игорь Додон, прокомментировав решение Евросоюза предоставить стране статус кандидата в этом объединении.

«Молдова получила статус кандидата на вступление в ЕС не для экономической поддержки, а для того чтобы быть втянутой в геополитические игры Запада против России. На самом деле, мы стали претендентами для новых политических и военных экспериментов, по грустному примеру Украины. А спешка, с которой нас приняли в кандидаты вместе с Украиной, в отсутствие необходимых реформ и с политическим режимом ПДС, становящимся диктаторским и грубо нарушающим основы правого государства и фундаментальные свободы граждан, подтверждает, что Молдове будет отведена роль пешки на геополитической доске Запада», – считает экс-президент.

«Последствия же для нашей страны могут стать трагическими. Из-за проводимой совместно с Западом русофобской политики мы не только потеряем выгодные экономические отношения с партнёрами на Востоке, но и рискуем остаться без части наших территорий. Как следствие, Молдова как независимое государство может исчезнуть», – отметил он.

Нынешний же президент РМ Майя Санду, комментируя решение Брюсселя, заявила, что Кишинев готов «заплатить любую цену» и «идти до конца» по пути евроинтеграции. А спикер парламента Игорь Гросу сказал, что его страна поддержит санкции, введенные против России за специальную военную операцию на территории Украины. «Наш статус и европейские стремления обязывают к солидарности», – подчеркнул он.

Отметим, что Молдова действительно все это время не вводила антироссийские санкции, поскольку ее экономика ориентирована на Россию, зависит от российского газа и электричества из Приднестровья. Однако многие бывшие советские республики и союзники по Восточному блоку уже успели продемонстрировать готовность стрелять по ногам и другим частям своего тела ради того, чтобы угодить Западу. Тем более что Санду и ее команда любовью к России явно не отличаются: гражданка Румынии, эмиссар Сороса, ярый либерал и западник Санду неизбежно привела бы Молдову в лагерь стран, которых Запад использует против России.

И ладно бы речь шла только о санкциях, потерю Молдовы как экономического партнера Россия уж точно переживет. Вопрос в том, не станет ли эта страна военным плацдармом против нашей страны?

В конце июня Санду приняла участие в Мадридском саммите НАТО. Президент нейтральной страны, если что. А на прошлой неделе она сообщила, что попросит ЕС бесплатно поставить летальное оружие в рамках «мирной инициативы». При этом она назвала Молдавию «миролюбивой страной».

«Мы не входим ни в один военный блок, чтобы рассчитывать на чью-либо помощь», – объяснила Санду. Тем не менее, по ее словам, армия должна быть готова в случае внешней агрессии, поэтому правительство должно вести переговоры для полноценного снабжения войск.

Интересно, а кто угрожает Молдове? Учитывая то, как Санду в ходе поездки в Киев возмущалась «российской агрессией», как она заигрывает с НАТО, именующим Россию своим главным противником, очевидно, что, по мнению молдавских властей, им угрожает Россия.

В конце мая глава британского МИД Лиз Трасс заявила, что Британия и другие страны НАТО обсуждают возможность поставок вооружений Молдавии для защиты от «угрозы вторжения со стороны России».

В марте ПАСЕ приняла поправку к документу о действиях России на Украине, согласно которой Приднестровье признается «зоной российской оккупации». Это не они придумали, это официальная позиция властей РМ, которые называют присутствие российских миротворцев «оккупацией». Странно, что это не мешает молдавским миротворцам совместно выполнять миссию с «оккупантами» и «сепаратистами», правда, так и Украина восемь лет «воевала» с Россией без разрыва дипотношений.

А на днях Министерство культуры Молдавии назвало освобождение республики от нацистов в 1944 году «советской оккупацией». То есть не оккупацией являлось то, что было до этого – пребывание Молдовы под пятой Румынии Антонеску. И это уже интересный поворот.

По факту Минкульт выдал «научное» обоснование необходимости «унири» – объединения Молдавии и Румынии – идеи, захватившей сознание молдавской «интеллектуальной элиты» еще в конце 1980-х, когда ветры перестройки вынесли на поверхность националистические движения во всех советских республиках. Только молдавский национализм коренным образом отличался тем, что был не молдавским, а румынским. «Мы румыны, и точка!» – говорили тогдашние борцы за «независимость». Точнее за возможность выйти из состава одной страны, чтобы тут же войти в состав другой.

Однако далеко не все в тогдашней МССР хотели в Румынию. Против выступил русскоязычный левый берег Днестра, который в 1990-м создал собственную республику в составе СССР. Годом раньше республика была провозглашена в Гагаузии. Только вот если «поход на Гагаузию» закончился нежеланием сторон втягиваться в полноценный гражданский конфликт, то в Приднестровье реально полыхнуло весной-летом 1992 года. Несравнимо, конечно, с Карабахом, Абхазией и Донбассом, но это была пусть короткая, но самая настоящая война.

Поражение в этой войне лишило власти националистов на выборах 1994-го, а в 1998-м и вовсе выборы впервые в новейшей истории на постсоветском пространстве выиграли коммунисты, которые на практике пытались строить «здоровый молдавский национализм» в противовес румынскому. Идея «унири» на десяток лет стала достоянием политических маргиналов. Однако приход к власти в результате «цветной революции» в 2009-м прозападных сил предсказуемо достал ее из пронафталиненного сундука истории.

Победа Майи Санду на выборах президента в декабре 2020 г. и сосредоточение всей власти в ее руках после победы на парламентских выборах заставили прорумынскую элиту страны вновь заговорить о возрождении интереса к вхождению в состав соседнего государства. И тут нельзя не вспомнить, что именно сопротивление насильственной румынизации ровно 30 лет назад подожгло Приднестровье, которое Кишиневом до сих пор не контролируется. И могло бы поджечь Гагаузию, которая, хоть и согласилась на автономию, провела референдум, закрепивший за ней право выйти из состава Молдовы в случае объединения той с Румынией. Кишинев это, разумеется, не признал, как и право Тирасполя самому решать свою судьбу.

Иными словами, никаких уроков истории нынешней проевропейской властью Молдовы не выучено, и новая попытка войти в состав Румынии может быть предпринята по тем же сценариям, что и 30 лет назад. Только кровь может пролиться уже не только в Приднестровье, но и в Гагаузии, и в северных районах Молдовы, которые традиционно являются пророссийскими. Страну может ожидать полноценная гражданская война, в которую непременно, как и 30 лет назад, окажется втянута Россия.

Тогда вмешательство российской 14-й армии остановило конфликт, но получится ли все снова так просто, учитывая, что между нашими странами лежит Украина, пройти через которую также легко, как пронзить ножом теплое масло, нереально. Коридор к Приднестровью придется пробивать ценой немалого количества жертв. Тем более что на территории Молдовы российская армия может реально столкнуться с армией Румынии – страны НАТО.

Молдавский парламент принял закон, разрешающий привлекать иностранных (читай: румынских) силовиков для охраны границе, в т. ч. на приднестровском участке). Многие политики сочли это подготовкой к «аншлюсу». Сегодняшняя армия Молдовы опасности для Приднестровья не представляет, но, если ее вооружить оружием НАТО и укрепить румынами, баланс сил может измениться. Тем более что армия ПМР тут же может получить еще и удар в спину со стороны Украины.

Президент незалежной Владимир Зеленский заявил о готовности ответить «ударом» на гипотетическую угрозу со стороны Приднестровья.  «Мы сигналы те или иные, какие-то получаем, они неприятные». «Но они должны знать, эти люди, которые на временно оккупированной территории Молдовы в Приднестровье находятся. Для нас это будет не удар, а пощечина, а мы ответим ударом», – сказал он.

Чтобы никого не смущало то, что атака на Приднестровье де-юре будет атакой на Молдову, он сказал это на совместной пресс-конференции с Санду, подчеркнув, что такой оборот дела президенты обговаривали: «Мы поднимали этот вопрос сегодня с госпожой президентом, по поводу рисков».

Таким образом, юридическая база для проведения совместной операции Киева и Кишинева сформирована. Осталось только найти повод – изобразить все так, что Украина защищается. Это может быть крупная диверсия на складах в Колбасне, теракт или провоцирование российских миротворцев и приднестровских военных на открытие огня по украинским гражданам. В конце концов, Санду может просто обратиться к Киеву за помощью в проведении «антитеррористической операции» на фоне «российской угрозы» и экономических проблем, которые немедленно начнут расти в геометрической прогрессии в случае присоединения страны к санкциям.

Кстати, оба этих повода могут стать обоснованием для объединения с Румынией – населению будут внушать мысль, что это единственное спасение страны. В любом случае это неизбежная война с участием России.

Впрочем, не этого ли добиваются наши западные «друзья» – открыть против России второй фронт?

Чем стремительнее ВС РФ будут продвигаться на Украине, тем отчетливее на Западе будут понимать необходимость заставить Москву отвлечь внимание, растратить силы. Едва ли не единственный способ для Москвы избежать подобного сценария – предвосхитить его, как можно скорее «пробив» коридор к Приднестровью, лишив Украину выхода к Черному морю, что позволит гарантировать безопасность не только 220 тысячам граждан РФ в самой ПМР, но и тысячам жителей Гагаузии, Бельц и других городов, которые не хотят быть румынами.

А заодно гарантировать самой России отсутствие необходимости воевать на нескольких фронтах, что значительно осложнило бы выполнение поставленных задач.

Источник

Подпишитесь на Telegram-канал "Большая Евразия": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии ЕАЭС и Большой Евразии. Подписаться >>>