Франция стала шакалом Ближнего Востока — Наталья Серова

1335169872_fransua-ollandПрошлым летом я повезла в Париж свою обремененную четырьмя детьми сестру. В первый день она пришла в ужас от темноты, царившей в аэропорту, от заплеванных, утопающих в окурках тротуаров, от антисанитарии туалетов, невозможности позвонить из номера гостиницы и многого другого. «И что, вот это и есть та Европа, в которую мы должны стремиться?» – спросила она вечером. «Есть и совсем другой Париж», – ответила я. Но подумала, что ей еще повезло: она далека от политики и не знает прогорклого вкуса французской политической кухни.

Семьдесят с лишним лет назад, наблюдая за телодвижениями Польши, которая, примазавшись к Гитлеру, сумела откусить для себя кусочек поверженной Чехословакии, Черчилль презрительно назвал ее «шакалом Европы». Сегодня в той же роли по отношению к Большому Ближнему Востоку выступает Франция и ее недавно избранный президент Франсуа Олланд, который, судя по всему, может переплюнуть в этом даже своего предшественника Николя Саркози.

Едва усевшись в президентское кресло, Олланд первым из лидеров стран НАТО поставил вопрос об интервенции на территорию Сирии. А в начале этой недели – на встрече с послами Франции – он воодушевился настолько, что в буквальном смысле «потребовал» от сирийской оппозиции «создать переходное правительство» и от имени Франции пообещал «признать правительство новой Сирии, как только оно будет создано».

А чтобы ни у кого не оставалось никаких иллюзий, Олланд дал понять, что только и ждет от нынешней сирийской власти каких-либо манипуляций с химическим оружием, чтобы объявить их «законным основанием для прямого вмешательства», то есть для столь любезной его сердцу интервенции. В качестве гарнира к основному, сирийскому блюду французский президент подал очередную серию нападок на Иран и его ядерную программу, а на десерт – критику позиции России и Китая по Сирии, приправив эти традиционные заклинания угрозой затеять реформу СБ ООН.

В тот же день Министерство иностранных дел Казахстана обнародовало позицию Астаны по ситуации в Сирии: «вмешательство во внутренние дела и суверенитет Сирии недопустимы», «любые попытки повлиять на обстановку извне могут привести к осложнению положения не только внутри государства, но и в регионе в целом».

Почувствуйте, как говорится, разницу. Франция, постоянный член СБ ООН, одна из ведущих стран Европы, член «большой экономической семерки» и «большой восьмерки», и Казахстан, государство, возникшее всего 21 год назад, фактически одно из многих – и какая разница в стилистике. Но этот треугольник Париж – Лондон – Астана возник не случайно.

Руководство Казахстана, где активизировалось радикальное салафитское подполье, невольно проецирует сирийский сценарий на себя, а Франция в лице Олланда то ли чувствует себя в полной безопасности и совершенно безнаказанной, то ли настолько глубоко вписалась за проекты Обамы, что вынуждена бежать впереди паровоза. И надо признать, что оба варианта не сулят Олланду ничего хорошего. Его рейтинг падает третий месяц подряд, несмотря на популистские реформы налоговой системы и снижение пенсионного возраста. И это только начало.

Саркози, несмотря на все скандалы, связанные с его женитьбой, начинал гораздо лучше, а переизбраться на второй срок все равно не смог. Французы сменили шило на мыло: шустрого красавчика на скучного, пастозного господина. Разница между ними состоит только в том, что из одного бил фонтан, другой растекается, как лужа, а повадки «пуделя Обамы» остались те же.

До лета 2007 г. «пуделем Буша» называли британского премьера Тони Блэра. Сразу после отставки он был назначен спецпосланником мира на Ближнем Востоке и, судя по ситуации в регионе, достиг там «невиданных успехов». Теперь он прозябает на посту экономического советника в свите казахского президента Нурсултана Назарбаева, и даже особые поручения, связанные с подготовкой Казахстана к зачистке по ливийскому сценарию, – если верить СМИ, Блэр числился советником Муаммара Кадаффи и приложил руку к проработке схемы его свержения, – вряд ли радуют его в этой почетной ссылке.

Трудно сказать, случайно или по чьей-то воле так получилось, но новым «пуделем Буша» сразу после отставки Блэра стал не его преемник Гордон Браун, а только что избранный французский президент Николя Саркози. Через полтора года он сменил хозяина, а в этом году хозяин сменил «пуделя», но все эти перестановки не повлияли на суть отношений.

Стилистика взаимоотношений президентов Франции с Вашингтоном в значительной степени определяется «синдромом генерала де Голля», который возомнил, что Франция является суверенным государством, имеющим право бросать вызов заокеанским партнерам. За фактический выход Франции из НАТО, попытку обменять целый корабль американских долларов на золото, нормирование на показ продукции Голливуда и прочие прегрешения де Голль расплатился досрочной отставкой.

Еще одной прививкой, подавившей заразу суверенитета, стали злоключения предшественника Саркози, Жака Ширака. Он вернулся к традициям де Голля: при нем Франция снова дистанцировалась от США и даже провела демонстративные ядерные испытания в Тихом океане. Но в 2002 г., пойдя на второй срок, Ширак чуть не проиграл националисту Ле Пену, а через два месяца во время парада на Елисейских полях в годовщину взятия Бастилии, на него было совершено покушение.

В 2003 г. Ширак вместе с канцлером ФРГ Герхардом Шредером отказался поддержать военную операцию США в Ираке. Через два года Шредер ушел в политическое небытие, а Ширак получил провал референдума по конституции Евросоюза, массовые беспорядки в пригородах Парижа и других городов и общую разбалансировку сил в своем окружении. В результате накануне президентских выборов 2007 г. он был вынужден отказать в поддержке своему премьеру Доминику де Вильпену в пользу Саркози.

В определенном смысле это был переломный момент: при Саркози французская политика окончательно отказалась от наследия де Голля, восстановила членство в НАТО, и в нее снова вернулся «дух Виши». В мае этого года Саркози проиграл выборы и сразу стал фигурантом нескольких уголовных дел, в его квартире и офисе прошли обыски. В скандальном финансировании его предыдущей предвыборной кампании оказались замешаны такие разные люди, как владелица косметического холдинга L’Oreal 89-летняя Лилиан Бетанкур и бывший ливийский лидер Муаммар Кадаффи. Более того, бывшего президента Франции обвинили в получении откатов за продажах субмарин ряду восточных стран.

В результате под угрозой оказалось намеченное на сентябрь этого года учреждение новой организации «Друзья Франции и Николя Саркози». Название, прямо скажем, звучит зловеще, тем более что сам Саркози успел засветиться среди «друзей Ливии», которые разнесли к чертям эту некогда процветающую страну, и «друзей Сирии», где его с явным удовольствие сменил Олланд, который с первого дня принялся шакалить на Ближнем Востоке с еще большим рвением, чем его предшественник.

Наталья Серова

utro.ru.

Подпишитесь на Telegram-канал "Большая Евразия": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии ЕАЭС и Большой Евразии. Подписаться >>>